Социальная психология Э. Фромма. Характеристика продуктивного и некрофильного типов социального характера.

Продуктивный тип социального характера

 Продуктивный характер представляет собой, с точки зрения Фромма, конечную цель в развитии человека. Этот тип — независимый, честный, спокойный, любящий, творческий и совершающий социально-полезные поступки. Он рассматривал эту ориентацию как ответ на противоречия человеческого существования, присущие обществу. В ней проявляется способность человека к продуктивному логическому мышлению, любви и труду (всё вместе - неразрывно, а не либо то, либо другое, либо третье). 
 
Благодаря продуктивному мышлению люди узнают, кто они такие, и поэтому освобождаются от самообмана. Сила продуктивной любви дает возможность людям горячо любить все живое на Земле (биофилия). Фромм определял биофилию с помощью таких качеств, как забота, ответственность, уважение и знание. Продуктивно решивший проблему человеческого бытия любит этот мир; даже если он, например, революционер, ему не нравится этот мир, он хочет его сделать лучше, он это делает из любви к миру, а не из ненависти. Продуктивная личность может ненавидеть отдельных людей, отдельные явления, но в целом в его мировосприятии преобладает любовь.
 
Любовь - не та симбиотическая зависимость, которая зачастую оказывается садомазохистским вариантом. Подлинная любовь к отдельному человеку является следствием любви ко всему миру, ко всем людям; невозможно любить одного человека, ненавидя при этом всех остальных. 
 
Продуктивный труд обеспечивает возможность производства предметов, необходимых для жизни, благодаря творческому самовыражению. Например, литератор, который пишет халтуру ради продажи, - это не творческая, не продуктивная личность, это обычный торгаш. А творческая личность не обязательно должна быть литератором или, например, художником. Она может вообще ничего такого осязаемого не производить, а просто творчески смотреть на мир. Такого человека за душу берёт то, что солнышко светит, он получает огромное удовольствие от произведения искусства, он может получить радость от изящно решённой математической задачи, или от того, что мимо прошла красивая девушка (не та радость самцов-павианов, которые в подобной ситуации не могут не посвистеть вслед, не сказать какую-либо пошлость и т.п.). 
 
Истинно нравственной, может стать только личность, руководствующаяся в своем поведении гуманистической совестью. Гуманистическая совесть - это не интериоризованный голос авторитета, которому мы жаждем угодить и чьего неудовольствия страшимся; это наш собственный голос, данный каждому человеческому существу и не зависимый от внешних санкций и поощрений. Гуманистическая совесть это реакция всей нашей личности на её правильное функционирование или на нарушение такового; реакция не на функционирование той или иной способности, а на всю совокупность способностей, определяющих наше человеческое и индивидуальное существование. Совесть оценивает исполнение нами человеческого назначения: дать жизнь самому себе, стать тем, чем мы являемся потенциально; самый важный плод усилий человека - его собственная личность.
 
Результатом реализации всех вышеперечисленных сил, свойственных всем людям, является зрелая и целостная структура характера.
 
Некрофильный тип социального характера
 
 Человек с некрофильным ориентированием представляет собой крайнюю, наиболее патологическую версию характера накопительского. Такой индивид стремится решить проблему человеческого бытия не выстраивая связи с миром, а уничтожая мир. Конечно, он не в буквальном смысле уничтожает всё вокруг, но на уровне неосознаваемых импульсов его отличает стремление к уничтожению.
 
 Некрофильны те люди, которые охотно говорят о болезнях, похоронах и смерти. Если они могут говорить о смерти и мертвом, они становятся оживленными. Явным примером чисто некрофильного типа личности является Гитлер. Он был очарован разрушением и находил удовольствие в запахе мертвого. Человек с некрофильным ориентированием чувствует влечение ко всему неживому, ко всему мертвому: к трупу, гниению, нечистотам и грязи
 
 Некрофилы живут прошлым и никогда не живут будущим. Их чувства, по существу, сентиментальны, то есть они зависят от ощущений, которые они пережили вчера или думают, что они их пережили. Они холодны, держатся на дистанции и привержены "закону и порядку". Их ценности являются как раз противоположными тем, обычно связывают с нормальной жизнью: не живое, а мертвое возбуждает и удовлетворяет их.
 
В то время как жизнь характеризуется структурированным, функциональным ростом, некрофил любит все, что не растет, все, что механично. Некрофил движим потребностью превращать органическое в неорганическое, он воспринимает жизнь механически, как будто все живые люди являются вещами. Все жизненные процессы, все чувства и мысли он превращает в вещи. Для него существенно только воспоминание, а не живое переживание, существенно обладание, а не бытие. Некрофил вступает в отношение с объектом, цветком или человеком только тогда, когда он им обладает; поэтому угроза его обладанию означает для него угрозу ему самому, если он теряет владение, то он теряет контакт с миром. Отсюда его парадоксальная реакция, которая заключается в том, что он скорее потеряет жизнь, чем свое владение, хотя вместе с потерей жизни он перестает существовать как владелец. Он хотел бы господствовать над другими и при этом убивать жизнь. Его наполняет глубокий страх перед жизнью, поскольку жизнь неупорядочена и неконтролируема соответственно своей сущности.
 
 Для некрофила характерна установка на силу. Сила есть способность превратить человека в труп. Для такого человека наибольшим человеческим достижением является не производство, а разрушение жизни. Применение силы не является навязанным ему обстоятельствами преходящим действием - оно является его образом жизни. 
 
На этом основании некрофил прямо-таки влюблен в силу. Как для того, кто любит жизнь, основной полярностью в человеке является полярность мужчины и женщины, так для некрофилов существует совершенно иная полярность - между теми, кто имеет власть убивать, и теми, кому эта власть не дана. Для них существует только два "пола": могущественные и лишенные власти, убийцы и убитые. Они влюблены в убивающих и презирают тех, кого убивают. Нередко такую "влюбленность в убивающих" можно понимать буквально: они являются предметом сексуальных устремлений и фантазий, правда в менее наглядной форме, чем при упомянутой выше перверсии или при так называемой некрофагии (потребности пожирать труп). Такое желание нередко встречается в снах некрофильных личностей.
 
 Высокую степень некрофильности человека часто можно распознать по его внешним проявлениям и жестам. Он холоден, его кожа кажется безжизненной, и нередко, глядя на его выражение лица, можно подумать, что он ощущает дурной запах. (Это выражение явно присутствует в лице Гитлера.) Некрофил одержим любовью к принудительно-педантичному порядку.
 
 Предпосылки способствующие развитию некрофилии: созревание среди людей, которые любят мертвое; недостаток инициативы; страх; условия, которые делают жизнь рутинной и неинтересной; механический порядок вместо рационального устройства жизни, обусловленного непосредственными отношениями между людьми. 
 
Общественные условия оказывают в этом смысле решающее влияние на развитие индивида. Некрофильный характер следует рассматривать как связующее звено между "анальным характером", в основе которого лежит теория либидо Фрейда. Мать, которая непременно хочет воспитать своего ребенка чистоплотным и проявляет повышенный интерес к его испражнениям, является женщиной с сильно выраженным анальным характером, то есть с сильным интересом к неживому и мертвому, и она окажет влияние на своего ребенка в том же направлении. Кроме того, у нее не будет жизнерадостности; она будет не возбуждать, а приглушать интерес ребенка. Часто ее страх способствует тому, что ребенок страшится жизни и чувствует влечение к неживому. Иначе говоря, не воспитание чистоплотности, как таковое, со своими воздействиями на аналогичное либидо приводит к формированию анального характера, а характер матери, которая через свой страх или ненависть к жизни заставляет интересоваться процессом опорожнения и направляет детскую энергию на страсть обладать и накапливать, используя множество других способов. 
 
Между некрофильным пренебрежением к жизни и восхищением скоростью и всем механическим существует внутреннее родство. Интеллектуализация, квантификация, абстрагирование, бюрократизация и овеществление - отличительные черты нынешнего индустриального общества - не есть принципы жизни; они являются механическими принципами, если их применяют к людям, вместо того чтобы применять их к вещам. Люди, живущие в такой системе, становятся равнодушными к жизни и чувствуют влечение к мертвому.

Категории статей:
Taxonomy upgrade extras: